Юрий Лорес

Россия, Москва

Юрий Лорес — поэт и бард высочайшего класса, он — один из авторов, которые остаются верны традициям классиков «гитарной поэзии», один из признанных лидеров третьей волны российских бардов. Его песни подкупают весомостью и точностью поэтического слова, искренней интонацией, бескомпромиссной нравственной позицией и безупречным вкусом. Поэзия, по Лоресу, — это Космос, выстраиваемый Творцом, а поэт — лишь медиум, которому поручено донести до людей изначальный замысел. Поэтому Лорес говорит о самых величественных вещах ясно и просто, избегая нагромождения метафор. Его песни прозрачны, но не каждый сможет взять да примерить их на себя — они требуют не только умения вслушиваться, но и определенной опытности сердца.

Известность пришла к нему вместе с песней о шиповнике, грустной и незатейливой. Игралась она на пяти аккордах, подтверждая тем самым закономерность: из всех музыкальных текстов, разных по силе и глубине, визитной карточкой становится тот, что легче запоминается.

По профессии Лорес геолог. Московскому геологоразведочному институту (МГРИ) он очень благодарен. Институт поющий, играющий, небольшой — все друг друга знают. Лорес играл на гитаре с 9-го класса, какие-то записи доставал, стихи пытался сочинять, но собственные песни стали рождаться в МГРИ. И там же он узнал, что есть КСП, слеты, концерты.

Юрий Лорес- автор более полутысячи стихов и песен, член Союза писателей и Литфонда России, член-корреспондент Академии Поэзии, режиссер-педагог по мастерству актера, создатель нескольких замечательных дисков песен: “Из Авиньона в Иерусалим”, “Шел день шестой”, «Ты была в ту ночь прозрачной…», «Мы сами себе сантехники», «Сорок лет пути».

Юрий Лорес — поэт, философ, мыслитель, и просто легенда бардовской песни, стихами и песнями которого упивается не одно поколение истинной интеллигенции. И ничего удивительного — это не просто песни, а удивительной силы и глубины размышления о жизни в самых разных ее проявлениях, которые никогда не теряют актуальность, и к которым хочется возвращаться вновь и вновь, часто полностью переосмысливая содержание. Нечего и говорить, что любая возможность лично прикоснуться к творчеству мастера, и заодно подпасть под невероятное обаяние исполнителя и рассказчика, да еще в узком кругу близких по духу ценителей — редкая, мало с чем сравнимая удача.